Главная » Деятельность » Круглые столы » Пенсионная система РК

Пенсионная система Казахстана: проблемы, перспективы, решения

 

 4 ноября Интернет Ассоциация Казахстана при поддержке Министерства культуры и информации РК обсуждала текущее состояние, ключевые проблемы и перспективы пенсионной системы Казахстана. В ее накопительной части – при отсутствии ликвидных финансовых инструментов – основная доля активов НПФ вкладывается в государственные ценные бумаги, и нагрузку по выплате процентов несет по-прежнему государство. Реформа, проведенная 14 лет назад, практически не выполнила поставленных задач: по обеспечению казахстанцев достойной пенсией, долгосрочного снижения нагрузки на бюджет, развитию фондового рынка, финансированию промышленного сектора экономики и инфраструктурных объектов энергетики, коммуникаций и т.д. Актуализируется ряд проблемных вопросов и по солидарной части пенсионной системы. Эксперты резюмировали, что сегодня стоит вопрос более глубокого всестороннего анализа пенсионной системы и концептуальных изменений. Главным ориентиром в этой деятельности должна стать не реформа как самоцель, а гарантия обеспеченной старости для казахстанцев.

 

«Пенсионная система Казахстана: проблемы, перспективы, решения»

(фрагменты заседания, отражающие ключевые позиции его участников)

 

 

Майра КИЧИГИНА, заместитель председателя правления АО «НПФ Народного Банка», спикер:

В нашей презентации вы видите напоминание о двух основных типах пенсионной системы – солидарной и накопительной. Уровни солидарной системы: базовая пенсия и та часть пенсии, которая зависит от трудового стажа. В накопительной системе: обязательные и добровольные взносы, которые удерживаются из зарплаты и перечисляются в накопительные пенсионные фонды (НПФ). Такая четырехуровневая система существует сегодня в Казахстане.

Учитывая существующую законодательную модель, основные отличия состоят в том, платит ли гражданин налоги, перечисляет ли обязательные пенсионные отчисления – отсюда формируется тот или иной размер пенсии. По исследованиям, порядка 40% граждан работают на себя, не делая существенных отчислений и не оплачивая налогов. Они в будущем будут получать минимальные пенсии. У тех граждан, которые сознательно работают в организациях, осуществляющих пенсионные отчисления, накопления формируются на индивидуальных счетах, соответственно, есть возможность получать более высокую пенсию.

Говоря о вкладе накопительной пенсионной системы (НПС) в экономику Казахстана, в первую очередь хотелось бы сказать о размере выплат на сегодня – с начала реформы он превысил 258 млрд. тенге. Также надо сказать, что создание НПФ привело к увеличению доходной части бюджета: с 1998 года фонды перечислили в бюджет более 30 млрд. тенге. По подсчетам аналитиков, с 1998 года объем легальных доходов населения вырос на 40%. То есть в Казахстане идет процесс вовлечения населения в то, чтобы делать отчисления и платить налоги. Кроме того, наличие НПС укрепляет имидж Казахстана как страны с крупными частными институциональными инвесторами. НПС в оценке финансовой системы страны играет не последнюю роль – доля НПС в ВВП страны составляет 10% с тенденцией к росту. В Чили доля пенсионных накоплений в ВВП на конец 2011 года достигла уже 58%. Кроме того, появилась возможность занимать более дешевые деньги: в спросе на государственные ценные бумаги 35% приходится на НПФ. Безусловно, есть вклад в развитие фондового рынка. Пенсионными фондами куплено 45% всех выпусков ГЦБ (на 1,2 трлн. тенге), 28% от общего объема ценных бумаг на рынке (на 724,1 млрд. тенге). Также НПФ выступают как институциональные инвесторы, защищающие права инвесторов и миноритариев. Стоит отметить, что накопленные средства выступают как некая «подушка безопасности» в кризисные моменты. Так НПС в период кризиса 1998-1999 гг. обезопасила рынок внутреннего государственного долга от влияния ускоренной девальвации тенге. Также благодаря накопленному массиву не так заметно влияние на экономику последних кризисных процессов.

Что дает НПС для каждого вкладчика? В первую очередь это возможность получения более высокой пенсии. Принцип формирования солидарной пенсионной системы таков, что в любом случае невозможно получить большие пенсии. Только НПС, благодаря дифференциации вкладов, дает такую возможность. Для сравнения: размер средней пенсии из солидарной пенсионной системы в 2011 году составил 35 950 тенге, тогда как из накопительной – более 68 000 тенге для женщин и более 89 000 тенге для мужчин. Безусловно, это стимул для работников требовать начисления «белых» зарплат. Это повышение финансовой грамотности населения. За почти 15 лет НПФ провели множество встреч, где разъясняли вкладчикам, как работают финансы, фондовый рынок, по каким принципам работают пенсионные фонды. Важно, что в системе есть возможность выбора между пенсионными фондами и инвестиционными стратегиями: агрессивными или консервативными – в зависимости от отношения вкладчика к деньгам. В стране эта система мультипортфелей начала работу в январе 2012 года, к 2015 году она выйдет в полноформатный режим.

Замечание в адрес солидарной системы в том, что при старении населения долгосрочные социальные обязательства государства не обеспечены долгосрочными доходами. Проблемы накопительной системы: недоверие граждан – это психологический аспект. Экономический: недостаточный размер взносов и их нерегулярное и неполное поступление в пенсионные фонды, скрытая безработица. Есть проблемы финансового плана – консервативное регулирование и, как следствие, низкая доходность. Все это ведет к тому, что не все граждане могут получить достойную пенсию.

Наши предложения по совершенствованию накопительной пенсионной системы:

  1. Совершенствование пруденциального регулирования, развитие государственно-частного партнерства.
  2. Отмена или снижение ставки налога на выплату пенсионных накоплений. Льготирование по подоходному налогу при недостаточности пенсионных накоплений. Перенаправление данного налога на формирование достаточности пенсионных накоплений.
  3. Пересмотр методики разовых выплат из НПФ и компаний по страхованию жизни.
  4. Установление минимального взноса по обязательным пенсионным взносам (ставка должна быть увеличена, так как 10% – это незначительная сумма).
  5. Введение обязательных профессиональных взносов для всех работодателей.
  6. Повышение ответственности работодателя за несвоевременное перечисление обязательных пенсионных взносов.
  7. Создание актуарного центра при Национальном Банке РК.
  8. Дифференциация демогранта для различных слоев населения.
  9. Определение дальнейших мер по совершенствованию системы пенсионного обеспечения с учетом актуарных расчетов.
  10. Внедрение гибридной модели пенсионного обеспечения, объединяющей солидарный и накопительный уровни.

По состоянию на 1 октября 2012 года пенсионные накопления вкладчиков пенсионных фондов РК превышают 3 триллиона тенге. Это большие деньги, которые инвестируются, в том числе, в реальный сектор (РД КМГ, «Казахтелеком», «Казахмыс» и другие компании, присутствующие на фондовом рынке).

Какие результаты ожидаются от размещения денег в казахстанскую экономику? Мы думаем, реализация крупных проектов инфраструктуры могла бы повысить доходность и развитие местного рынка ценных бумаг. Дать доступ к обеспеченным ликвидным ценным бумагам.

 

Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ, директор Центра макроэкономических исследований, спикер:

Те, кто вышел на пенсию по солидарной модели, получают пенсию именно по ней и дальше. Минимум тех, у кого пенсия смешанная. Позднее появятся те, кто получает пенсию только по накопительной модели. Предполагается, что доля последних должна увеличиться за счет сокращения двух первых.

Пенсионная система Казахстана прошла следующие этапы. В 1991-1997 гг. произошло ухудшение показателей солидарной модели пенсионной системы вследствие развала СССР и последовавшего за ним экономического кризиса. Началась разработка новой модели (накопительной) пенсионной системы. В 1997-1998 гг. был принят Закон «О пенсионном обеспечении», внедрена НПС. В 1998-2000 гг. происходит бурный экстенсивный рост показателей НПС. Доходность рассчитывается за последние 12 месяцев. В 2001-2004 гг. показатели начали снижаться, доходность в некоторых периодах стала падать ниже уровня инфляции. В декабре 2004-го сроки расчета доходности были изменены с 12 до 36 месяцев. Это позволило брать в учет прошлые успешные периоды. В 2005 году была внедрена базовая пенсионная выплата в размере 3000 тенге (в 2013 году она должна составить 9330 тенге).

В октябре 2006-го происходит внедрение трех сроков расчета доходности – 12, 36, 60 месяцев, последний срок утверждается в качестве основного для публикации. В 2009 году произошло «схлопывание» дублирующих счетов (их было около 10 млн.), сейчас числа вкладчиков приведены к реальному значению – до 8 млн., хотя число наемных работников составляет 5,2 млн. человек. В 2008-2012 гг. наблюдается кардинальное ухудшение показателей пенсионной системы, сейчас ставится вопрос либо о ее реформировании, либо о ее замене.

На текущий момент в пенсионной системе: пенсионных фондов – 11, вкладчиков – более 8,3 млн., объем накоплений – около 3 трлн. тенге, инвестиционный доход – 630 млрд. тенге, средняя пенсия – 31000 тенге. Отметим, что доля инвестдохода ранее составляла 24-28%, а сейчас упала до 20-22%. Средняя пенсия в течение 14 лет увеличилась в среднем на 15%. Постоянно увеличивается разрыв между максимальной и минимальной пенсиями: с 4310 тенге в 2003 году до 29861 тенге в 2012-м (без учета высоких пенсий для силовиков). Разрыв почти в семь раз.

Если говорить о доходности, то средневзвешенный показатель по умеренному портфелю – 25%, по консервативному портфелю – 24%, накопленный уровень инфляции – 55%. При этом, можно сказать, что официальные данные по инфляции занижены, в реальности она в 4-5 раз превышает доходность пенсионных активов. Инфляция и доходность должны быть хотя бы равны друг другу, но сейчас есть спад, который, наверное, продолжится.

Если смотреть расклад финансовых инструментов казахстанских НПФ, то увидим, что 51% от общего объема приходится на государственные ценные бумаги (ГЦБ), 3,8% – иностранные ГЦБ, в достаточно надежные ЦБ международных финансовых организаций вложено 2% пенсионных активов, в золото – 3,3% и т.д. То есть в этом моменте накопительная система мало отличается от солидарной – деньги все равно передаются государству. Есть вопросы по инвестированию активов в иностранные ЦБ, это не совсем правильно. Есть вопросы по вкладам в БВУ, которые для НПФ предоставляют ставки ниже, чем для физических лиц. Что касается системы мультипортфелей, то в Чили тоже был задействован такой механизм. Там есть пять портфелей: а, b, с, d, е (от самого рискованного «а» до самого консервативного «е»). В 2008 году убыток по портфелю «а» составил 40%. Было сказано, что доля пенсионных активов в ВВП Чили составил 58%, в 2007 году она достигла 65%, а потом рухнула до 53% и постепенно подросла до 58%. Есть еще показатели, внушающие опасения: численность пенсионеров и среднемесячный размер пенсии. Численность пенсионеров сначала падала, потом опять начала расти. Если этот рост сохранится, то НПФ будут вынуждены больше средств отвлекать на выплату пенсий. Это может вызвать проблемы.

Нацбанк поднимал вопрос о повышении пенсионного возраста для женщин якобы для того, чтобы уравнять с мужчинами. На самом деле можно рассчитать экономический эффект – какую это даст экономию системе в целом. Я готов при необходимости предоставить информацию об источниках данных и методике расчета. По моим расчетам выходит, что экономия в 2013 году составит 292 млн. долларов, в 2017 году – 620 млн. долларов. В целом экономия даст около 14,5 млрд. долларов (при сохранении курса доллара).

Здесь говорилось о чилийской системе. Я уже говорил о падении доли пенсионных активов в ВВП. Отметим, в 2008 году средняя пенсия составила 39% от средней зарплаты у мужчин, а у женщин – около 15% (это такой же результат, как до внедрения НПС). Охват населения пенсионной системой составляет 50-60% (при плане в 80%). В 2008 году чилийские пенсионные фонды показали убыток в 18% от объема пенсионных активов. Если кризис сохранится, то убыток может увеличиться. Все портфели также продемонстрировали убыток, эти данные доступны на сайте АФН. Но суть в том, что Чили вернула солидарную модель, которая сосуществует с накопительной. При этом доля последней понемногу сокращается, а доля солидарной растет.

Когда в Казахстане внедрялась НПС, ожидали достижения трех преимуществ. Первое – это разгрузка бюджета от бремени социальных расходов. На самом деле «разгрузка» бюджета присутствует только в первые годы функционирования системы, а в последующем государство несет расходы по: базовым пенсионным выплатам, гарантии вознаграждения на уровне инфляции, гарантии сохранности (предполагает возмещение убытков НПФ, если собственного капитала НПФ или управляющей компании окажется недостаточно). Второе – отсутствие зависимости пенсии от безработицы в стране и от возможностей государства. Однако появляется прямая зависимость от собственной безработицы. Более того, возможности государства всегда на порядок превышают возможности пенсионных фондов, из-за чего, собственно, НПС использует механизм госгарантии. Третье – рост размера пенсии и смягчение социальной напряженности. На данный момент средний размер пенсий упал до 26% от средней номинальной зарплаты и поднимается искусственно до 37% за счет базовой пенсионной выплаты.

Какой должна быть пенсия? Разберем три уровня – по соотношению пенсии к средней располагаемой зарплате (это средняя номинальная зарплата за вычетом подоходного налога и пенсионных отчислений). Идеальный уровень – это когда средняя пенсия равна 100% от средней располагаемой зарплаты (СРЗ). Такое возможно в период нулевой безработицы и если средняя продолжительность жизни не превышает пенсионный возраст более чем на 4-5 лет. Однако такого на практике невозможно достичь. Оптимальный уровень – когда средняя пенсия равна 70% от СРЗ. Такое возможно, если уровень безработицы низок и стабилен на протяжении длительного периода. Минимальный уровень – когда средняя пенсия равна 40% от СРЗ. Это критический уровень, ниже которого уровень благосостояния пенсионеров поставлен под вопрос, а модель пенсионной системы вызывает сомнения в своей эффективности. В конце 1970 годов из-за кризиса соотношение пенсий к зарплате в Чили достигло 28% (или 22% от средней номинальной зарплаты), такое же соотношение наблюдалось в 1990 годы на территории постсоветских стран. Сейчас в Казахстане этот показатель равен 46%, а за вычетом базовой пенсионной выплаты – 37% (или 37% и 26% соответственно от средней номинальной зарплаты).

Какие предлагаются решения?

Первое: необходимо вернуть солидарную модель, в которой существуют три вида пенсий: обычная (учитывается стаж), специальные (по инвалидности, экология и т.д.), персональные пенсии (за особые заслуги). Второе: в солидарной модели необходимо:

-  закрепить мин. размер пенсии на уровне 40% от СРЗ;

-  разрыв между мин. или макс. пенсией не может превышать два раза;

-  обеспечить ежегодную индексацию пенсий на большую из двух величин: индекс потребительских цен и индекс роста СРЗ;

-  пенсионные взносы должны направляться не в бюджет, а в ГЦВП – это позволит вести учет пенсионного денежного потока отдельно от бюджета.

Третье касается ГЦВП, который по предлагаемым решениям:

-  составляет план по выплате пенсий на следующий год и резервирует данную сумму на счету и плюс 10% от данной суммы. Остаток передается в бюджет. При этом переданный в бюджет в качестве трансферта остаток может направляться только на финансирование строительства инфраструктурных проектов и покупок стратегических проектов;

-  может продлевать трансферт каждый год, если прогнозный поток предполагает наличие у ГЦВП достаточных средств для выплаты текущих пенсий – естественно, можно включить элементы многолетнего прогнозирования денежного потока.

-  получает трансферт обратно, если имеющихся средств недостаточно для оплаты текуших платежей. В случае если трансферт полностью изъят, то дефицит компенсируется за счет средств Национального фонда.

 

Руслан ДЖУСАНГАЛИЕВ, исполнительный директор Республиканского центра кризисной экономики:

У меня несколько вопросов. Что такое средняя располагаемая зарплата? У меня, например, социальный пакет настолько велик, что на руки я получаю примерно 50% от того, что тратит на меня моя компания. Также и в первом, и во втором докладах меня обеспокоил такой момент: оказывается, в структуре НПФ вклады в ГЦБ и акции казахстанских эмитентов плюс золото занимают более 75%. Возникает вопрос: государство создало ценные бумаги для НПФ или наоборот: НПФ – для того, чтобы они поглощали этот объем ценных бумаг? Я также не услышал от макроэкономических исследователей сведений пенсионной системы и эмиссии ценных бумаг. Если мы поглощаем 51% от выпущенных ценных бумаг (это в структуре портфелей НПФ), то сколько всего НПФ поглощают из эмиссии ценных бумаг? То есть нам представляют цифры, которые не отражают макроэкономическую ситуацию. Это статистика, которую можно вывести путем прямого анализа. Макроэкономический анализ – это понятие того, сколько ЦБ мы выпускали до начала пенсионной реформы, сколько поглощаем из объема ЦБ после реформы, какова доходность и каков объем этих денег (как выросли деньги в своей стоимости) после пенсионной реформы. Мы хотим за три года давать 30% доходности пенсионных активов за счет ЦБ, значит, деньги для государства выросли также на 30%. Ведь государству приходится эти проценты выплачивать пенсионным фондам – за счет чего? За счет сбора налогов и выкупа этих денег? В этих ценных бумагах – что из них является нотами Нацбанка, что является ценными бумагами Минфина? Ноты Нацбанка – это его внутренний оборот и его доходность. А деньги Минфина и их стоимость – это уже наша налоговая нагрузка. Еще один вопрос, который никто никак не осветил. Мы вошли в Таможенный союз, идем в ЕЭП и прочее. Кто из аналитиков сравнил и свел: какова перспектива объединения пенсионных систем, макроэкономических показателей РФ, Белоруссии и Казахстана? При этом наши объемы пенсионных накоплений и пенсионеров по отношению к России и Белоруссии – минимальные. В России пенсионеров в четыре раза больше, чем населения в Казахстане. Также не освещен очень важный момент – страхование жизни и аннуитет. Это будущее пенсионной системы. Надо ответить на эти макроэкономические вопросы.

И еще один важный момент. Мы не можем обеспечить работой тех, кому за 40. А вы хотите, чтобы женщины до 63 работали. Да она ушла в 58 – на ее место трое прибежали. Хорошо, врачи и адвокаты – как вино, с годами лучше становятся. Но и вино к 60 годам, бывает, уксусом становится. А почему я сказал про макроэкономику? Потому что вся наша реформа почему-то строится по чилийским методам, по американским. А кто сел и просчитал? Если нам не могут ответить про стоимость денег итого по республике, как нам ответят про какие-то реформы дальше?

 

Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ, директор Центра макроэкономических исследований, спикер:

Средняя располагаемая зарплата – это средняя зарплата, остающаяся после уплаты налогов и пенсионных отчислений. Касательно вложений, ноты Нацбанка составляют 4,9%. Хотел бы отметить, что НПФ находятся в положении, когда деньги прибывают, но им некуда их вкладывать.

 

Руслан ДЖУСАНГАЛИЕВ, исполнительный директор Республиканского центра кризисной экономики:

Мне интересно не то, сколько ЦБ в активах НПФ, а сколько республика выпустила всего ЦБ для того, чтобы пенсионные фонды их съели. Был ли рост объема выпуска ЦБ до реформы и после. Потому что сегодня, когда начинает верстаться бюджет, очень интересные вещи выходят. Как начинается республиканская бюджетная комиссия, кто-нибудь из Минфина соскакивает и говорит: а давайте на это выпустим вот это. Почему? Первый ответ: дайте пенсионным фондам инструменты. Минфин на 95% планирует свою дополнительную эмиссию по ценным бумагам, особенно, что идет трех- и шестигодичное, из того только расчета, чтобы хоть какой-то инструмент был у пенсионной системы. А дальше – давайте ценные бумаги привяжем к инфляции. А к какой? К фактической или к той, которую Григорий Марченко озвучивает ежемесячно? Вот Марченко озвучил, что рост стоимости продуктов с начала года составил 4,9%. Я периодически хожу на рынок – это не 4,9%...

 

Петр СВОИК, председатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии:

Для того чтобы обмениваться мнениями, хорошо бы знать позицию правительства. Ведь очевидно же, что что-то с пенсионной системой надо делать, комиссия создана, что-то готовится. Хотелось бы это узнать, получить какую-то вводную информацию и уже потом как-то реагировать.

 

Майра КИЧИГИНА, заместитель председателя правления АО «НПФ Народного Банка»:

На последнем заседании Совета по финансовой стабильности было такое пожелание. Учитывая, что у пенсионных фондов свои предложения, у Минтруда – свои, было предложение создать объединенную рабочую группу и в течение месяца дать уже консолидированные предложения. Потому что где-то они у нас совпадают, где-то разные. Пока мы обсуждаем НПС, потому что не являемся узкими специалистами в солидарной, хотя понимаем, что там тоже есть проблемы. Пока речь идет о совершенствовании НПС.

Мы тоже анализируем прессу и насколько видим, споры идут о том, сколько пенсионных фондов останется на рынке и какая будет модель – частная или государственная. Но вопрос не стоит, нужна или нет НПС. При этом все понимают, что одной солидарной системы мало.

 

Мурат АБЕНОВ, член Комитета по экономической реформе и региональному развитию Мажилиса Парламента РК:

В послании президента было сказано, что объем накоплений уже больше 17 млрд долларов, вкладчиков около 8 млн человек, но они сегодня не имеют возможности влиять на инвестиционную политику пенсионных фондов, поэтому относятся к пенсионным отчислениям, как к оброку. Руководство отдельных НПФ распоряжается ими как своими собственными деньгами, обслуживает интересы акционеров. Президент поручил в течение первого полугодия дать конкретные предложения. Кроме того, что Григорий Марченко объявил, что, возможно, надо поднять пенсионный возраст для женщин, других предложений мы не услышали. Когда в парламенте рассматривался вопрос бюджета, я этот вопрос тоже поднимал. Где расчеты, предложения, почему нет нормального анализа? Мне кажется, ситуация настолько сложна, что никто не хочет об этом открыто говорить. Понятно, что мы с накопительной системой, наверное, зашли в серьезный тупик, из которого трудно, но нужно выходить. Если дальше делать вид, что ничего не происходит, поддерживать пенсионные фонды, то в конце концов мы будем просто оттягивать системное решение существующих проблем. Предложение по повышению пенсионного возраста для женщин, видимо, тоже желание оттянуть время выплат, взять на какой-то срок тайм-аут, не дать нагрузку на пенсионные фонды. Но так вопрос не решается.

Второй момент в привязке НПФ к народному IPO. Изначально планировалось, сейчас заявляется, что значительная часть акций будет передаваться пенсионным фондам. Не получится ли так, что мы доходные акции опять-таки отдадим пенсионным фондам, чтобы поддержать их на плаву, а проблема опять же не решится. В выступлении руководителя НПФ было много хорошего сказано, но результат ведь один: население вкладывает свои деньги, ждет, что они будут увеличиваться, но они обесцениваются. Получается, что мы обманываем население. А надо честно признать, чего ждать не стоит, и в этом отношении полагаю, что, возможно, надо собрать предложения и от экспертного сообщества, внести предложения, чтобы состоялся разговор на уровне правительства. К сожалению, в парламенте, когда правительство к нам приходит, об этом почти не говорят, цифр не дают. Многие цифры мы услышали здесь, и это пугающие цифры. От НПФ мы слышим только те предложения, которые помогут им остаться на плаву. При этом в пример приводится Чили, где проблему уже поняли и систему реформировали, вернули солидарную систему. Тут я согласен с Олжасом Худайбергеновым в том, что надо вернуться к солидарной системе. По реформированию мы рассматриваем обе модели системы. И сегодня у населения есть ожидания, но они пока не выполняются. Нацбанк за это время никаких предложений не внес.

 

Андрей КАРЯГИН, председатель правления АО «НПФ «Астана»:

По поводу Чили. Они не вернулись к солидарной системе, а немного изменили модель в связи с кризисом. Суть этих изменений связана с тем, чтобы пенсионная система более плавно проходила любые мировые кризисы. Это вполне разумный шаг.

По поводу того, что делают правительство, Национальный банк. Ответ достаточно простой: они готовят свои предложения, на подготовку которых необходимо время. Те, кто работает в этих группах, прекрасно знают эту сложную модель, ее концепт – это увеличение коэффициента замещения, повышение эффективности пенсионных фондов.

Наш фонд покрывает уровень инфляции и показывает оптимальные инвестиционные результаты. Это как пример того, что не модель «виновата», а это вопрос регулирования.

По поводу того, что фонды имеют какие-то облачные доходы. Это просто игра слов. Фактически каждый пенсионный фонд проходит международный аудит, аудит конкурентов. Поэтому никаких воздушных доходов в пенсионной системе нет.

Проблема пенсионной системы вызвана тем, что инвестиционный доход очень низкий. Но есть проблема более глубокая – это регулирование рынка. Правильно заявлялось, что ГЦБ в портфеле пенсионных фондов слишком много. Это доля уменьшена сейчас Нацбанком до уровня 20%, но пенсионные фонды не сокращают эту долю, потому что нужно какое-то время.

С точки зрения эффективности смотрите внимательнее цифры. Зайдите на сайт АФН, там все видно. Нужно обладать определенными финансовыми знаниями, чтобы сравнить уровень текущей инфляции и уровень эффективности фонда. В презентации приводилось, что доходность пенсионных фондов не покрывает уровень инфляции. Но какой период берется? Иногда мы покрываем уровень инфляции за 3 года, вот по показателям за 1 октября тоже перекрыли уровень. Но когда мы об этом говорим, все говорят: «Это неважно, важна вся система». Но это пример. Если чуть-чуть исправить регулирование, смодернизировать систему, то это будет доступно всем. То есть это вопрос модерирования и управления ситуации.

 

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Почему очень долго решается этот вопрос в правительстве? С НПС более или менее понятно, там экономически активные люди. Наверное, правительство долго думает над тем массивом населения 3 млн самозанятых, на которых не будет хватать денег. С накопительной системой понятно, может, там надо регулирование подправить, может, надо разрешить инвестировать в промышленность, инфраструктуру.

Мы поднимали эту тему два года назад. Пенсионные деньги создают бумаги, но не создают конкретных объектов инфраструктуры, конкретных производств, которые могут создавать физическую, экономическую ценность. Это одна из ключевых проблем.

 

Шамиль ДАУРАНОВ, независимый экономист:

Приведу свою статистику. За свою трудовую деятельность я заработал 4,5 миллиона тенге накоплений. За два года кризиса все проценты, которые были за все эти годы в пенсионном фонде БТА, у меня «съелись». Потом я перешел в ваш фонд (НПФ «Астана»), и у меня это же произошло уже с 75-ю тысячами тенге. Если считать еще с инфляцией, я остаюсь в минусе. И эти 20%, про которые говорили, я их не ощущаю.

Есть два направления. Первый – сохранить мои накопления с учетом инфляции. Пусть будет любой рост, но он должен быть гарантирован. Гарантировать его может тот же Нацфонд, если мои деньги лежат на депозите какого-то банка, это длинные деньги. Если кому нужен более высокий рост, пусть обращаются в пенсионные фонды, а те пусть рискуют. Но мне нужна стабильность, и таких людей, как я, немало.

То есть можно разделить солидарную систему ­– для тех, кто хочет «сорвать бабки», и тех, кто просто хочет сохранить свои сбережения. И государство должно им помогать, если банк будет в кризисном состоянии и не сможет обеспечить по депозитам.

 

Айдар АЛИБАЕВ, председатель совета Ассоциации пенсионных фондов:

Своик правильно сказал, что в последнее время сколько ни говорится о совершенствовании, по большому счету ничего конкретного мы не слышим – ни от Нацбанка, ни от Минтруда, ни от других госорганизаций. Скорее всего, ничего конкретного они не могут предложить по двум причинам. Во-первых, нет эффективных предложений, не считая косметических изменений. Во-вторых, на мой взгляд, зачем государственникам что-то менять? Они же очень комфортно находятся в этой ситуации. И это одна из причин, что ничего не меняется. Какова в целом эффективность НПС как экономического института для народного хозяйства страны? Нулевая, если не отрицательная.

По поводу предложений, которые у всех на устах. Повышение пенсионного возраста – это антисоциальная мера. Другой момент – объединение пенсионных фондов. По большому счету, все это возня. Мне кажется, изменения, которые ожидаются в этом году, ничего серьезного не несут.

 

Петр СВОИК, председатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии:

Есть два принципа, с которыми надо согласиться. Первое: эта система не работоспособна. Это надо признать хотя бы потому, что государство не должно иметь две разных, плохо состыкованных системы. В Казахстане должна быть какая-то одна система, которая должна опираться на то, что есть. Она должна быть и солидарной, и накопительной, но единой и логичной. Потому что обе половинки сегодня не логичны, не едины и не работоспособны. Если брать солидарную систему, то она мизерна. Если брать накопительную, то она половинчата, охватывает не больше половины населения. А потом она все равно рухнет.

То, что мы создали лицевые накопительные счета граждан, это большое дело. От этого ни в коем случае нельзя отказываться. И более того, каждому гражданину Казахстана надо помочь такой счет создать, чтобы 8,5 миллионов жителей имели такие счета. У вас есть опыт и система для этого, ее надо просто довести до конца. Каким образом это стимулировать? Государственно-частное партнерство. Пусть государство в этом помогает, пусть немного, но добавляет. Пусть деньги копятся с двух сторон.

То, что творится сегодня с экономикой, – это же издевательство. Нужны ли стране деньги? Конечно, острейшим образом, в гарантированную надежную экономику. Что это такое? Коммуналка. Вся коммунальная отрасль, водоснабжение, канализация – вечная, консервативная. Она никуда не денется, всегда будет работать на «живом» денежном потоке, платежи всегда будут, поэтому она всегда ликвидна. И эта отрасль острейшим образом нуждается в деньгах, инвестициях. Мы все – потребители электроэнергии, плательщики налога на нее. Где пенсии хранить, куда инвестировать? В энергетику. Вместо дурацких ценных бумаг Минфина надо выпускать облигации и инвестировать их в коммуналку. Никаких рыночных рисков нет, там же все на тарифе, который устанавливает государство. Если мы как потребители электроэнергии будем содержать своих пенсионеров, это нормально, разумно. Нужна только прозрачность коммуналки и энергетики. Там 25% бесхозяйственности, 25% воровства, остальное можно в дело. Вот если мы еще вот это поставим под контроль, реально будем аудировать, то можно сложить все проблемы вместе и вместе их решить. То есть у вас куча денег, вы сами не знаете, куда их девать. Есть отрасли, в которых остро не хватает денег, занимаем черт знает у кого под черт знает какие условия. Половина населения лишена пенсионных накоплений, потому что самозанятые. Ну сложите это все вместе, и пусть работает единая пенсионная система Республики Казахстан, а не два этих, извините, неполноценных урода.

 

Жанат МУРЗАКУЛОВА, заместитель председателя правления АО «НПФ «ҰларҮміт» по операционной деятельности:

Мы сегодня обсуждаем проблему положительного плана – в стране очень много денег. Многие воспринимают это как проблему, но если абстрагироваться от такой постановки вопроса, то в 1998 году было принято важное решение, благодаря которому в стране были накоплены такие ресурсы. И сегодня можно говорить, что это является основой, в том числе экономической безопасности. Потому что сегодня есть как внешний, так и внутренний доступ к финансовым ресурсам, и это правильно. Сейчас, когда накоплена такая сумма и есть осознание наличия критической массы, рассматриваются пути ее использования. И на сегодняшний день одним из путей решения этого вопроса является государственно-частное партнерство.

По поводу сказанного о Народном IPO надо признать, что оно является больше инструментом для розничного инвестора, это уже принято и понято правительством.

 

Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ, директор Центра макроэкономических исследований:

Хотел бы немного поговорить о цифрах, которые были озвучены касательно того, что пенсионные фонды доходные. Если мы зайдем сейчас на сайт АФН, то увидим: доходность фонда «Астана» за последние 12 месяцев составляет 5,08%, тогда как инфляция составляет 5%. Это единственный фонд из 11-ти, который смог в сентябре превысить инфляцию, все остальные ниже. Если же мы посмотрим показатели фонда за три года, то увидим, что доходность ниже инфляции – 20,79% против 21,78%. За пять лет – 34,28% против 52,58%. То есть чем больше период, тем ниже доходность. И опять же, это если говорить об официальной инфляции. А ведь то, что за последний год инфляция составила всего 5%, – мягко говоря, сомнительно.

Что же касается всех фондов, то доходность за год составила 3%, почти в два раза ниже инфляции. Поэтому каких-либо аргументов в пользу накопительной пенсионной системы не остается. Если 10-20 лет подождать и довести до логического конца, то 80-90% пенсионеров будут получать пенсию по накопительной модели. По солидарной модели останутся только две категории граждан: это, скорее всего, силовики и специфические категории – по болезни, экологии, инвалиды и т.п., те, кто в рамках накопительной пенсионной модели никак не смогут устроиться. Текущая модель у нас 3-4-уровневая, и я не говорю, что она в целом плохая. Плохая – именно ее накопительная часть, именно она должна потихоньку уйти, но, опять же, не так резко, не так быстро.

 

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Вообще у нас в государстве есть очень интересный финт ухода от ответственности. Создают, допустим, какой-то госорган, объединяют функции, потом их разделяют, создают разные агентства и т.д. В свете этого хочется предостеречь от резких телодвижений (в вопросах реформы пенсионной системы) и увидеть макроэкономический анализ, обсуждение разных моделей, дискуссию, конкуренцию идей и через это приходить к решению вопросов по пенсионной системе, это первое.

А второе: у меня складывается впечатление, что в мире кроме Чили других стран нет, ну один раз еще Австралия прозвучала. В других странах как? Тоже ведь люди старятся, выходят на пенсию, когда едешь за границу, видишь много японцев, американцев и т.д.

 

Мурат МАШКЕНОВ, генеральный секретарь Конфедерации труда Казахстана:

Постараюсь выразить свою позицию от лица наемных работников, потому что со специалистами в пенсионной сфере спорить трудно. А суть в чем? Сегодня однозначно назрела необходимость сохранения двух систем, но с акцентом на солидарную. Сегодня, когда наступил период массовых выплат, встала проблема самозанятых, которые длительное время работали и ничего не платили. Доходная часть бюджета – головная боль Национального банка, Минфина и т.д. В этой связи в наших кругах речь идет о совершенствовании той солидарной модели, от которой хотят уйти. Причем с акцентом на то, что главным моментом должен быть трудовой стаж. Работник, фактический отработавший определенный период, всю свою трудовую деятельность плативший налоги, в том числе в НПФ, по прохождении определенного срока и достижении определенной суммы мог бы гарантированно получать определенную базовую выплату. В этой связи важно: в России сегодня идет разговор о том, чтобы необходимость трудового стажа снизить с 40 лет до 35-ти. Мы наверняка должны отработать свой вариант усиления и модернизации солидарной системы с акцентом не на возраст выхода на пенсию, а на стаж.

Тем самым мы должны мотивировать людей работать – мы много критикуем государство, но надо обратить внимание и на себя. Сегодня много тех, кто фактически не работает, хотя имеют возможность, плюс имеют место зарплаты в конвертах, скрытые доходы, невыплаты в НПФ и т.д. Люди не осознают, что их ждет завтра.

 

Жанат КУРМАНОВ, заместитель председателя совета директоров ОАО «Халык Банк Кыргызстан»:

Хотелось бы, не останавливаясь на деталях, призвать к обоснованному и соответствующему действительности приведению фактов, данных и т.д. Иначе вводим в заблуждение и участников, и СМИ, и население.

Сегодня мы обсуждали накопительную систему, накопительные фонды. На самом деле поручение президента более широко: подготовить предложения по совершенствованию пенсионной системы, и цель одна – обеспечить население адекватным уровнем пенсионного обеспечения. Фактически мы должны провести очень сложные математические расчеты, чтобы подготовить предложения, и, естественно, они готовятся не за круглыми столами, а в результате многомесячных актуарных исследований и различных сценариев.

Если смотреть международный опыт, в разных странах разные пенсионные системы, и ни одна из них не идеальна. Основной вывод: ни одна страна не имеет успешную пенсионную систему, если последняя не многокомпонентна. Это значит присутствие и солидарной компоненты, и накопительной, и связанной с корпоративными пенсиями, с разовым пенсионным обеспечением, добровольными накоплениями.

Солидарная система не в состоянии решить многие вопросы пенсионного обеспечения граждан. Даже развитые, богатые страны, с большим бюджетом, не могут обеспечить пенсионное обеспечение своих граждан без применения, может быть, социально непопулярных методов, как повышение пенсионного возраста, сокращение выплат и пр., это диктуется экономикой.

Вообще проблемы пенсионной системы лежат вне плоскости накопительной пенсионной системы. Надо решать вопросы самозанятых, существования неформального сектора экономики, который не платит налоги, а потом претендует и на солидарную пенсию. Мы акцентируем вниманию на накопительной системе, но больше вопросов, с моей точки зрения, в солидарной системе, которую и необходимо совершенствовать.

Накопительная система работает в большей половине стран, которые мы анализировали. Они различаются, но фундаментальное преимущество очевидно: сколько ты накопил, такую пенсию и будешь получать. В этом плане единственный дисбаланс возникает в периоды кризиса – это проблемы с доходностью. Поэтому надо рассматривать длительный период, и здесь всплывает одна из неточностей, на которую я хотел бы указать. На самом деле за все 14 лет доходность пенсионных фондов составила 348%, а накопленная инфляция – 212%, поэтому, если мы оперируем цифрами, надо приводить цифры полностью.

Населению, чтобы не было излишнего ажиотажа, хотелось бы пояснить. В реальном выражении накопленная за 14 лет доходность положительная. Если какие-то пенсионные фонды «проваливаются», есть прецеденты, когда фонды компенсируют ту убыточную деятельность, которую они показали. Всегда существует право выбора, инвестиционные риски делятся между гражданами, пенсионными фондами и государством. Говорить, что во всем виноваты только пенсионные фонды, – неправильно. И последнее: в соответствии с законом о пенсионном обеспечении государство гарантирует сохранность пенсионных накоплений с учетом инфляции к моменту выхода на пенсию.

А проблема в том, что у пенсионных фондов нет финансовых инструментов.

 

Владислав ЮРИЦЫН, журналист Zonakz.net:

Как в Чили решается вопрос о 60% населения, которые не охвачены накопительной пенсионной системой?

 

Майра КИЧИГИНА, заместитель председателя правления АО «НПФ Народного Банка»:

В Чили действительно в течение трех лет работала комиссия по информированию, когда они увидели, что в одной только накопительной системе пенсионных накоплений недостаточно. И для того, чтобы вовлечь самозанятых, они придумали налоговые стимулы: если частный предприниматель платит подоходный налог, этот налог через год к нему возвращается. Тем самым идет косвенное вовлечение обязательных пенсионных отчислений. По сути дела государство в течение года работает с его деньгами (подоходным налогом), «крутит» их, через год возвращает. Человеку это интересно, потому что он не знает, что будет завтра, и через год эти деньги нужны будут самому, поэтому он платит налоги, а платя налоги, там есть автоматическая привязка к отчислениям в пенсионный фонд.

 

Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ, директор Центра макроэкономических исследований:

Было сказано об искажении информации. Я сказал, что только один фонд превысил по доходности уровень инфляции за последние месяцы. За три года – чуть ниже уровня инфляции, за пять лет – значительно ниже (34% против 52%). Если брать 14-летний период и смотреть все пенсионные фонды, то, говорилось про 348% и 212% доходности и инфляции. Но кто поверит в то, что за 14 лет цены выросли всего в два раза? Есть нюанс также по поводу международного опыта. Конечно, когда внедряли пенсионную систему, анализ был, тогда цифры свидетельствовали о том, что накопительная система верна. Но сейчас в рамках кризиса условия поменялись. Большинство национальных (центральных) банков действуют в условиях, когда прежние закономерности изменились, и прежняя модель неуспешна. Даже если мы возьмем пример самой успешной страны – США – там у накопительной пенсионной системы, по оценке сенатора, 3 трлн долларов, есть также оценка Budget Solution Group в 5,4 трлн долларов – это размер «дыры» в пенсионной системы страны. Был озвучен вывод, что накопительная система показала себя не так, как это ожидалось, была предложена модель – солидарная не по названию, но по сути. Возникает ситуация, в которой и прежний анализ был правильным, так как тогда цифры говорили об одном, но сейчас анализ покажет, что пенсионные фонды понесли убытки, так как падали акции и облигации. У всех пенсионных систем стоит вопрос кассового дефицита, то есть денег. США – яркий пример еще и потому, что нельзя сказать, что там есть проблема «теневых» зарплат, «теневой экономики». Тем не менее там все равно есть вопросы по накопительной модели пенсионной системы.

 

Шамиль ДАУРАНОВ, независимый экономист:

Вся Европа в кризисе, пенсионеры бастуют – в солидарной системе тоже нет денег. Тогда какой смысл менять модель?

 

Майра КИЧИГИНА, заместитель председателя правления АО «НПФ Народного Банка»:

В самом деле, в конце 90-х самая длительная задолженность по выплате пенсий была полтора года (в Костанайской области). Это нюансы солидарной системы. Когда Олжас Худайбергенов говорил о том, что с годами падает объем инвестиционного дохода пенсионных активов, получается статистика, не учитывающая, что пенсионные фонды объединяются, и при слиянии в этой статистике деньги учитываются как переводы. Таким образом теряется инвестиционный доход, который был накоплен пенсионным фондом. Цифры вроде бы показывают снижение инвестдохода, на самом деле – это особенности учета, с которыми сложно работать без понимания системы.

 

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Будем подводить итоги. Разные были мнения, но это, наверное, и хорошо. Олжас Худайбергенов предложил свой взгляд, неожиданный для существующей системы. У него было предложение кардинально сменить модель, вернуться к солидарной системе. Такой критический взгляд необходим. Но я согласен и с Жанатом Курмановым: надо «смотреть» всю систему.

Акцент сегодня был на накопительной системе, потому что она более прозрачна и понятна. И среди участников больше представителей НПФ, что является хорошим признаком их готовности обсуждать проблемы и работать. Солидарную систему мы не смогли обсудить, так как не было представителей министерств, Нацбанка, которые могли бы ответить на некоторые вопросы. Они были приглашены, но, в отличие от госорганов, с которыми у нас сложилось сотрудничество (МЭРТ, Агентство по атомной энергии, МИД), приглашенные сегодня «на заседании министерства и ведомства», находятся «в процессе разработки», не рискнули прийти и какие-то вещи представить и обсудить. Такая позиция проигрышна, так как складывается ощущение, что на деле им нечего сказать, и они не знают, как эту многокомпонентную систему свести. С пенсионными фондами ситуация примерно понятна. Там есть проблемы регулирования, привязка к экономике и ее колебаниям. Другое дело – солидарная система: что делать с самозанятыми людьми, безработными, которые сейчас находятся в экономически активном возрасте.

Масса вопросов стоит вне деятельности пенсионных фондов, как отмечалось. Например, вопрос ликвидных финансовых инструментов – понятно, что «Казцинк» на рынке был бы интересен, но его госпакет берут и продают стратегическому инвестору. Не решается вопрос наполнения нашего фондового рынка интересными бумагами. Все это вне плоскости работы пенсионных фондов. Поэтому надо понимать, что сейчас они демонстрируют скорее отрицательную доходность, потому что цены действительно значительно выросли – в десятки, наверное, раз – относительно 1998 года. Это видно даже по стоимости квартир. Сами цифры не совсем понятны и могут не совсем корректно отражать текущую ситуацию.

В любом случае, подводя итоги, хотелось бы сказать, что нам, наверное, не нужно сейчас резко отменять какую-то одну систему, потому что все мы знаем, как в Казахстане случаются различные реорганизации и в конечном итоге уход от ответственности. Поэтому не нужно резких движений. Смысл системы ведь состоит не в том, чтобы система существовала ради системы, а в том, чтобы граждане Казахстана, выходя на пенсию, могли быть обеспечены достойной пенсией. Есть также категория людей, которая работать не может (по инвалидности, в силу полученных травм и т.д.), но также должна быть обеспечена средствами для достойной жизни. В этом плане действительно надо разрабатывать многокомпонентную систему, которая предлагала бы гражданину (как клиенту) несколько опций, из которых он мог бы выбирать: получать пенсии из солидарной системы, копить взносы, вариант корпоративной пенсии (как в Японии). 14-15 лет – это правильное время, чтобы остановиться, понять всю систему, проанализировать ее и двигаться дальше. И, наверное, лет через 10 этот вопрос опять встанет. И встанет вопрос необходимости инвестиций этих накоплений в реальный сектор экономики, потому что, повторюсь, пока деньги производят бумаги. Все наше будущее лежит в бумагах. Комбинаты, энергосети, электростанции – вот то, что завтра можно будет продать, что будет генерировать денежный поток. В отличие от бумаг.

 

Список участников

(«Пенсионная система Казахстана: проблемы, перспективы, решения»)

1Абдижаппаров ТалгатЗаместитель председателя ДПК «Ак жол»
2Абенов Муратчлен Комитета по экономической реформе и региональному развитию Мажилиса Парламента Республики Казахстан
3Акмаева Маринапредставитель АО «НПФ «ҰларҮміт» по связям со СМИ
4Алибаев Айдарпредседатель совета Ассоциации пенсионных фондов
5Бердыбаева Дарияглавный специалист пенсионного управления Департамента по контролю и социальной защите населения г.Алматы
6Бердюгин Александруправляющий директор по управлению рисками АО «НПФ «Астана»
7Будон Ольгазаместитель председателя правления АО «НПФ «Астана»
8Букетов ГайсаУправляющий директор ТОО «J Consulting»
9Дауранов ШамильНезависимый экономист
10Джусангалиев Русланисполнительный директор Республиканского центра кризисной экономики
11Искаков НурланЗаместитель председателя правления Центра развития г.Алматы
12Кажыкен Мейрамдоктор экономических наук
13Каирленов Маратдиректор Консалтинговой компании «Ulagat business group»
14Кайсаров Дауренпрезидент ОО «Казпотребнадзор»
15Калиева Саулеюрист АО «Greenwich Capital Management»
16Кичигина Майразаместитель председателя правления АО «НПФ Народного Банка»
17Курманов Жанатзаместитель председателя совета директоров ОАО «Халык Банк Кыргызстан»
18Мадиева Айжанзаместитель председателя правления НПФ «Астана»
19Машкенов Муратгенеральный секретарь Конфедерации труда Казахстана
20Милушев Эмильчлен правления АО «Брокерский дом «JAZZ CAPITAL»
21Молдахметов Арманнезависимый эксперт
22Мурзакулова Жанатзаместитель председателя правления АО «НПФ «ҰларҮміт» по операционной деятельности
23Нуров КанатПрезидент Научно-образовательного фонда «Аспандау»
24Омар Серикруководитель Клуба частных инвесторов
25Орынбаев Кантарпредседатель правления АО НПФ «Атамекен»
26Сабиров Шавкатпрезидент Интернет Ассоциации Казахстана
27Сапожников Викторруководитель пресс-службы НПФ «Астана»
28Сартбаев Медетуправляющий директор Ассоциации финансистов Казахстана
29Сахипов Даулетпредседатель правления АО «НПФ «ҰларҮміт»
30Своик Петрпредседатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии
31Хайруллина Светланазаместитель председателя правления АО НПФ «Капитал»
32Хакимжанов Сабитдиректор департамента исследований АО «Halyk Finance»
33Хольцхаккер Хансглавный аналитик АТФ Банка
34Храмцов Юрийнезависимый экономист
35Худайбергенов Олжасдиректор Центра макроэкономических исследований
36Шибутов Маратпредставитель Ассоциации приграничного сотрудничества в РК