Главная » Деятельность » Круглые столы » Контроль и надзор

Проблемы реализации Закона РК «О государственном контроле и надзоре в Республике Казахстан» и пути их решения»

18 октября Интернет Ассоциация Казахстана при поддержке Министерства культуры и информации РК провела круглый стол на тему: «Проблемы реализации Закона РК «О государственном контроле и надзоре в Республике Казахстан» и пути их решения». Несмотря на ряд позитивных шагов министерства за последние годы, административное давление по-прежнему избыточно и остается фактором, сдерживающим развитие предпринимательства в стране. При большом количестве прав у госорганов отсутствуют ответственность за состояние дел в регулируемой сфере, контрольно-надзорная деятельность остается ориентированной на наказания, взыскание штрафов, а не на профилактику нарушений и стимулирование добровольной законопослушности бизнеса.

 

 

В качестве решений участники заседания предложили создать единый центр рассмотрения обращений трудовых коллективов, контроля и проверки предпринимателей на базе бизнес-ассоциаций для защиты предпринимателей и снижения уровня коррупции, ввести градацию МСБ и штрафов, закрепить взаимную ответственность бизнеса и контрольно-надзорных органов, а также привязать ответственность КНО к развитию поднадзорных сфер.

 

«Проблемы реализации Закона РК «О государственном контроле и надзоре

в Республике Казахстан» и пути их решения»

(фрагменты круглого стола, отражающие ключевые позиции его участников)

 

Чингис АХМЕТОВ, главный эксперт Департамента политики развития предпринимательства МЭРТ РК:

В 2009 г. были внесены изменения в Закон РК «О частном предпринимательстве», в частности был регламентирован общий порядок проведения проверок госорганами. С учетом международного опыта реализована система управления рисками (СУР), также бизнесу были представлены дополнительные права для самозащиты при проведении проверок госорганами. В 2011 г. из компетенции госорганов была исключена возможность установления требований к бизнесу. Теперь такие требования у нас устанавливаются на уровне указов Президента, постановлений Правительства. В 2012 г. был установлен запрет на проведение проверок в отношении малого бизнеса в течение 3 лет с момента регистрации. Данная норма вступает в силу с 1 января 2013 г. В результате всех доработок удалось сократить количество плановых проверок в 2011 году по отношению к 2010 году на 26%. Тем не менее следует признать, что проводимая министерством и правительством работа не оказала столь важного влияния на снижение административных барьеров, как это ожидалось. Согласно данным Генеральной Прокуратуры РК, за первое полугодие 2012 г. с нарушением требований законодательства было запланировано более 26 тысяч проверок предпринимателей, это примерно 20% от количества всех проверок.

Помимо всех этих проблем бизнес сталкивается с дублированием контрольно-надзорных функций, несоразмерностью штрафных санкций, некомпетентностью должностных лиц, которые осуществляют проверки. Также организация проведения проверок в целом не соответствует действующим принципам законодательства.

Все эти проблемы, на наш взгляд, обусловлены таким фундаментальным фактором, как отсутствие общего видения модели взаимоотношения государства, бизнеса и общества. Те цели, которые были указаны в Законе РК «О частном предпринимательстве», на самом деле на практике не работают; стимулирование предпринимателей к достижению формально-бюрократических аспектов законодательства; отсутствие критериев оценки эффективности регулирования; неразвитость альтернативных методов регулирования предпринимательства. Существование таких факторов, а также уровень развития предпринимательства, правовой культуры, говорят о том, что есть необходимость в проведении полномасштабных реформ системы госрегулирования предпринимательской деятельности.

Необходимость такой реформы была отмечена главой государства на совещании с участием бизнеса 22 июня текущего года, где он дал конкретное поручение Правительству разработать основные подходы к комплексной Концепции государственного регулирования предпринимательской деятельности до 2020 года. На данный момент эти подходы уже презентованы в Правительстве, они разработаны, и вы можете ознакомиться с ними на сайте МЭРТ РК.

В целом эти подходы направлены на достижение оптимальной системы госрегулирования, при которой достигается ее максимальная эффективность при минимальной нагрузке на бизнес и минимуме затрат государства. Подходы в целом предусматривают решение комплекса задач. В том числе переориентацию госконтроля и надзора с выявления наказания на профилактику и предупреждение. По данному направлению предлагается полностью регламентировать вопросы проведения иных форм контроля и внеплановых проверок, во-вторых, предлагается автоматизировать СУР. Уже на данный момент министерством предлагается автоматизировать планирование проверок, регистрацию органов прокуратуры при проведении проверок, ведение отчетности. По результатам данной работы будет обеспечено неукоснительное выполнение госорганами требований законодательства о госконтроле и надзоре, повышена прозрачность планирования и проведения проверок, будет информация не только о наличии всех субъектов в планах проверок, но и об их статусе. Также у нас появятся наконец более или менее адекватные и актуальные статданные о госконтроле и надзоре. Предлагается использовать и оперативные формы регулирования. К примеру, в международной практике широко используются персональные финансовые гарантии, независимый аудит, страхование финансовой правовой ответственности, которые могут использоваться и у нас в Казахстане. В-четвертых, предлагается исключить дублирование контрольно-надзорных функций, разработать методику унификации таких функций в несколько этапов, потому что объем работы очень большой.

Реализация всех этих задач будет основываться на следующих принципах. Первое – баланс интересов государства, бизнеса и потребителей. Система госрегулирования должна обеспечивать максимально эффективную защиту прав потребителя при минимальной (объективно необходимой) нагрузке на бизнес. Регуляторные полномочия госорганов должны содержать не только права, но и обязанности, а также ответственность за недостижение целей государственного регулирования. Второе – прозрачность деятельности госорганов и доступность информации. Принятие общественно значимых решений должно осуществляться только после общественных слушаний и иных форм диалога с обществом – с учетом интересов всех заинтересованных сторон. Любая информация, разрешенная к использованию и необходимая бизнесу и потребителям, должна быть доступной и по возможности предоставляться бесплатно. Третий принцип – взаимная ответственность и справедливость наказания. Ответственность между сторонами «треугольника» должна распределяться в зависимости от степени вины, а вина – определяться с учетом предоставленных возможностей для недопущения негативных последствий. Наказание должно быть соразмерным нанесенному ущербу и учитывать все аспекты нарушения. Четвертое – обоснованность и эффективность регуляторных инструментов. Действующие инструменты регулирования должны применяться с учетом мирового опыта и подвергаться периодическому мониторингу эффективности. И пятое – это комплексность и эффективность реализации реформ.

МЭРТ направило рекомендации 23 февраля 2012 года более 100 объединениям юридических лиц и местным исполнительным органам. Предлагается в конце октября либо в первой декаде ноября провести еще одно заседание в Астане с участием госорганов, где каждый вопрос будет обсужден с компетентными органами.

 

Михаил ГЛУХОВ, президент Ассоциации предприятий мебельной и деревоперерабатывающей промышленности г. Алматы:

Мы (ассоциация) не являемся специалистами по законодательству, тем не менее наша позиция общая, она выражает интересы многих предпринимателей. Говоря о законе, в первую очередь мы хотели посмотреть, что он регулирует. Закон о госконтроле определяет такие сферы, как государственный контроль и надзор – это две разные вещи. Госконтроль делится на внутренний и внешний, а надзор бывает высшим, также существует надзор уполномоченных госорганов.

Если говорить о контроле и надзоре, то контроль – это мероприятия без оперативного реагирования, надзор – применение правоограничительных мер оперативного реагирования без возбуждения административного производства.

Контроль бывает внутренний, закон сделали так, что он касается всех: и государственных организаций, и частного предпринимательства. Внутренний контроль осуществляется за структурными и территориальными подразделениями государственных органов, также с соблюдением постановлений правительства, приказов, указов президента и т.д. Что касается внешнего контроля, то он осуществляется над субъектами предпринимательской деятельности, над гражданами и другими органами, в том числе государственными. Высший надзор осуществляет прокуратура и уполномоченный государственный орган.

Если говорить о масштабах контрольно-надзорной деятельности, то, напомним, в РК действуют 108 КНО, в год выдается около 29 млн. разрешений, проводится около 500 тысяч проверок, принимается около 6000 нормативно-правовых актов. Возможно, эти цифры несколько устарели, возможно, могут быть немного скорректированы в сторону уменьшения, тем не менее объем деятельности очень большой.

Касательно сфер деятельности субъектов частного предпринимательства, в которых осуществляется госконтроль и надзор, то во внешнем контроле есть 97 сфер: электроэнергетика, транспорт, тех. регулирование, охрана окружающей среды, экология, гражданская оборона, ЧС, пожарная безопасность, образование, соцзащита, сфера занятости, информация, связь, бухучет и финотчетность, статистика, реклама и многие другие. Кроме этого имеется 3 подсферы, 8 сфер, которые регулируются отдельными законами (уголовно-процессуальный, таможенный кодекс и т.д.). Существуют 18 отдельных законов, которые регламентируют особый порядок проверки, также отдельные требования, в том числе контрольные функции, которые осуществляют монополисты. Система контроля имеет тотальный всеохватывающий характер, она явно избыточна по своему содержанию.

Противостоять такой системе способны только крупные субъекты бизнеса, имеющие соответствующие юридические, финансовые и другие ресурсы. В наибольшей степени незащищенными перед этой системой оказываются субъекты МСБ, таким образом, вопрос консолидации бизнес-сообщества, его объединения вокруг ассоциаций и союзов актуален и с этой точки зрения.

Объем штрафов настолько велик, что явно учитывается в доходах бюджетов разного уровня и часто мы чувствуем, что в той или иной сфере контроля просто идет выполнение планов по взысканию штрафов в целях пополнения бюджета. Это полный абсурд. Когда мы несколько лет назад поставили вопрос об изменении градации малого и среднего бизнеса, то нам ответили, когда вопрос рассматривался в Мажилисе Парламента РК, но поправки не приняли, потому что в бюджете от этих штрафов потеряют порядка 10 млрд.тенге. С начала 2012 года в Алматы налоговики собрали штрафов только по 4 статьям КоАП на сумму более 700 млн тг.

В статье 4 закона указывается, что контроль и надзор основываются на принципах законности, равенства всех перед законом и судом, презумпции невиновности, добросовестности, гласности, необходимости и достаточности, плановости и системности контроля и надзора и т.д. Однако практика их осуществления происходит совсем по другим принципам. Во-первых, на наш взгляд, в законе не расписано четко и достаточно подробно обязанности госорганов по реализации этих принципов и перечень обязательных мероприятий по их достижению.

И самое главное – в законе отсутствует разделение вопросов выработки политики контрольно-надзорной деятельности, осуществления контроля и надзора, организации, разработки НПА, а также осуществления контроля, мониторинга и оценки результатов деятельности КНО (принцип разделения законодательной и исполнительной власти). Все это отдано самим органам контроля и надзора, и статью 11 закона я бы назвал не «Компетенция органов контроля и надзора», а «основа коррупции в органах контроля и надзора».

Хотя в законе четко сказано, что органы контроля и надзора – это госорганы, осуществляющие лицензирование и выдачу разрешительных документов, осуществляющих регистрационный учет, наблюдение и проверку, контрольно-надзорная деятельность рассматривается отдельно от вопросов реформирования лицензионно-разрешительной системы и практики нормотворчества в целом.

Недавно на деловом совете при акиме Алматы мы рассматривали Концепцию реформирования лицензионно-разрешительной системы. Тогда существующая система была охарактеризована как жесткая административная и слабо увязывающаяся с целями создания либеральной рыночной экономики, создания благоприятного делового и инвестиционного климата, роста предпринимательской активности и сектора МСБ, развития экономики страны в целом.

Несмотря на то, что в статье 4 закона одной из задач контроля и надзора является «повышение конкурентоспособности национальной продукции», госорганы не проводят анализа регуляторного воздействия принимаемых НПА на подконтрольные субъекты предпринимателей. Взаимной координации деятельности органов контроля с точки зрения нагрузки на бизнес не осуществляется, да в законе и не прописан орган, который будет этим заниматься. Поэтому вся армия проверяющих изгаляется кто во что горазд, абсолютно не учитывая реальных возможностей бизнеса выполнять их требования.

Вообще, на наш взгляд, многие КНО сначала разрабатывают невыполнимые требования, оторванные от практики жизни, а потом просто осуществляют поборы с предпринимателей вместо решения проблем в сфере контроля. Часто действуют по принципу «чем хуже, тем лучше», т.е. чем больше нарушений, тем лучше для них. Никто ни перед кем не отчитывается за реальное состояние контролируемой сферы и изменения в ней, отсутствуют гласность, разумный подход и т.д.

По сути сфера контроля стала своеобразным бизнесом. Объемы его исчисляются миллионами, а то и десятками или сотнями миллионов долларов. На наш взгляд, данная система также разлагает общество, мораль, ценности. Особенно страдает от этого молодежь.

В сфере налоговой системы также имеются серьезные проблемы. Налоговая политика не гибкая. По нашим оценкам, коэффициенты налоговой нагрузки при режимах патента и упрощенной декларации составляют примерно 4-6%, а когда бизнес переходит к общеустановленному режиму, коэффициент становится 18-25%. Это количество всех налогов в отношении к оборотам предприятия. Например, если в компании у предпринимателя 50 человек, то он платит 4-6%, а если 51 человек – уже 25%. Это непосильная нагрузка. Производительность наших предприятий составляет около 20-30 тыс. долларов на одного человека в год. А недавно была финская делегация: у них при количестве 50-150 работающих человек средний оборот на одного человека в год – 245 тыс. евро. Мы по производительности труда уступаем в 10 раз, ну и соответственно по возможности платить налоги.

Говоря об инициативах, мы предлагаем внедрить в практику контроля и проверок принцип «одного окна» для предприятий МСБ. На базе НЭПК «Союз «Атамекен» создается Единый центр контроля и проверки предпринимателей (ЕЦКПП). Со стороны государства в нем участвует ФРМП «ДАМУ». СУР развивается до единой, объединяющей все сферы контроля, приобретает по-настоящему комплексный характер. Госорганы контроля сосредотачивают свое внимание на камеральном контроле и анализе состояния подконтрольных сфер. Освобождается значительное число инспекторов-контролеров (экономия бюджетных средств). Предприниматели сами финансируют (через обязательное членство и взносы) ЕЦКПП. В проверках принимают участие отраслевые и региональные ассоциации. Проверки приобретают комплексный характер и значительно сокращаются по времени. Они становятся некорупционными.

 

Василий РЕЗВАН, президент ОО «Союз защиты предпринимателей и собственников»:

Я считаю, что совершенствовать контрольно-надзорную деятельность уже некуда, это пик совершенства. Тотальный контроль достиг максимума, я бы отдал им пальму первенства в мире, даже в России нет такого, хотя у них количество контролирующих органов еще больше.

Нужны вещи более радикальные: должен быть судебный контроль и надзор. У нас в Конституции в статье №75 написано, что правосудие осуществляется только судом. Наше правосудие осуществляется 114 контролирующими органами, и каждое правосудие происходит за дверями наших предприятий на месте.

Это должна контролировать судебная система, только суд, который назначает экспертов.

Нужно смотреть опыт Грузии, они просто сократили количество КНО, государство с этим справилось, предприниматели радуются, экспортируют свою продукцию в сотни стран мира, этот пример берут на вооружение все страны СНГ.

 

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Суть такова, что между потребителем и предпринимателем не должно быть такого количества государственных органов. Если по факту случилось какое-либо нарушение, то потребитель подает в суд, затем через суд на предпринимателя налагается взыскание за определенное нарушение.

 

Василий РЕЗВАН, президент ОО «Союз защиты предпринимателей и собственников»:

Все верно, потому что в государственном органе ни предпринимателю, ни потребителю невозможно получить информацию о том, как проходит их жалоба или как идет контроль. Это закрытый орган, и даже надзорный орган (прокуратура) скажет: «Вот ящик, бросайте письмо туда». Вы не узнаете судьбу вашей жалобы, она потеряется.

Касательно повышения аренды – она вырастет в 1,5 раза однозначно.

 

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

При таком большом количестве КНО у нас все равно люди травятся, людей в больнице заражают, дома горят и т.д. При всей этой массе контроля и избыточности, все равно случаются чрезвычайные ситуации.

 

Чингис АХМЕТОВ, главный эксперт Департамента политики развития предпринимательства МЭРТ РК:

МЭРТ работает по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности госорганов, но признает, что работа не так эффективна, как хотелось бы. Самая большая проблема – это саботаж самих госорганов. Любая норма, которую мы предлагаем, в Мажилисе убирается, поскольку сами госорганы и исполнители не понимают сути проводимой нами политики.

Основное направление нашей концепции – создание отдельной рабочей группы по обсуждению проблематики выработки конкретных предложений с участием бизнеса. Работа очень большая, и такими радикальными методами можно поспособствовать решению проблем, но при этом нужно подходить очень осторожно.

 

Петр СВОИК, член президиума ОСДП:

В законе нет ничего лишнего, весь список надзорных сфер совершенно необходим. Вопрос не в том, как его сократить, а в том, как принть другие радикальные, прорывные решения.

Некоторые государства очень резво отказались от многих видов контроля, это уже сейчас вылезает боком, а дальше нужно будет возвращаться к более или менее нормальной контролирующей функции. Поскольку современное государство без этого существовать не может. Совершенствовать закон не надо, нужны какие-то принципиально новые решения.

Современное демократическое правовое и социальное государство строится на основании трех секторов: государство, бизнес и гражданское общество. По-хорошему эти секторы должны быть сцеплены друг с другом, составлять единый массив, где все равны и в правах и в обязанностях. У государства сейчас не хватает обязанностей. Государство через свое законодательство и администрирование накладывает обязанности на бизнес, а затем контролирует их. Если оно только контролирует эти обязанности, то понятно, что кроме коррупции здесь ничего быть не может. Очень мало ответственности самого государства. У нас есть ответственность только по пенсиям, по здравоохранения и по образованию – даже эти три вида не определены по параметрам ответственности. Например, пенсию можно платить ниже прожиточного уровня и ничего страшного, потому что это никак не зафиксировано. Есть такие виды ответственности, которые абсолютно необходимы, а их нет. Например, трипартизм, государство ведь должно поддерживать баланс между профсоюзами (работниками) и работодателями, а его в принципе нет. Есть трудовой кодекс, а трипартизма нет. Раньше, много лет назад, его хотя бы изображали, а сейчас даже и не собираются.

Если говорить о ценах и тарифах, то здесь есть регулирование государства. А какова ответственность в этом вопросе? Берет ли государство на себя ответственность, что тарифы на электроэнергию и тепло не будут выходить за инфляцию или наоборот будут сдерживать инфляцию? В законе это не записано. Соответственно, если государство выскакивает из этой ответственности, то оно может только проверять. Если бы пожарные, кроме того, чтобы искать нарушения, несли еще ответственность, прописанную в законодательстве, ситуация была бы несколько иной.

Законодательство надо насыщать ответственностью госорганов и перед бизнесом, и перед третьим сектором. В эту ответственность должно входить и материальное обязательство. К примеру, кто должен проверять монополистов, чтобы был действительно эффективный контроль? Это должен проверять квалифицированный и компетентный бизнес.

Должна быть аудиторская компания со своими специалистами, а государство должно платить за это деньги. В этом также должно участвовать гражданское общество (Лига потребителей, «Атамекен» и т.д.) со своими комиссарами.

Надо сделать так, чтобы государство контролировало не штучного предпринимателя, а организованного, то есть контакт «от физического лица к физическому лицу» нужно перевести «от юридического лица к юридическому лицу». К примеру, приходит налоговая проверка к В.Резвану, а вообще она должна прийти в местный «Атамекен», показать все бумаги о том, что производится проверка, а затем позвать юриста поучаствовать в проверке от лица «Атамекен». Санкции на организацию, в которой находится В.Резван, будут наложены непосредственно на организацию, а не на человека. Там уже не может быть коррупции.

Министерство должно радикально поменять свои подходы, бесполезно просто сократить количество КНО, если не нагрузить изменения тем, о чем я говорил.

 

Светлана ИДРИСОВА, директор НЭПК «Союз «Атамекен» по г. Алматы:

У нас есть меморандум с Налоговым Комитетом, мы два года проводили проверки с нашим представителем, получилось очень хорошо. Другой вопрос, что у «Атамекена» не хватает сил и людей, которые ходили бы на тысячу проверок. В целом механизм действенный. Здесь возникает вопрос обязательного членства, должны быть ассоциации и т.д.

 

Петр СВОИК, член президиума ОСДП:

Конечно, предприниматели должны обязательно состоять в своих палатах по месту деятельности (городская, районная, областная, национальная). Это не должно быть такое членство, как «если ты пригоден, обязательно вступай». Там должны быть такие вещи, за которыми предприниматель сам побежит. Например, если я хочу заниматься бизнесом, то я для начала зарегистрируюсь, а дальше «Атамекен» будет все за меня делать, в таких условиях я, конечно же, туда вступлю.

 

Асхат ЖАКУПОВ, заместитель прокурора Медеуского района г. Алматы:

Здесь было сказано много слов о коррупции. Наверняка легче «развести», чем решить вопрос в законном порядке. Если вы сами не будете вести борьбу с коррупцией, то кто ее будет вести? Естественно, это одна из предпосылок зажима предпринимательства. В прокуратуре одним из приоритетных направлений является защита прав предпринимателей. Мы очень тесно взаимодействуем со многими независимыми ассоциациями предпринимателей. Действительно, нужно входить в ассоциации, с этим я согласен.

Касательно закона о госконтроле здесь говорилось, что он не доработан. Действительно, возможно, упущения есть, однако здесь вы не конкретизировали в какой именно части не доработан. Прокуратура всегда готова взаимодействовать с любым предпринимателем, в этой части прокуратура проделала большую работу: по инициативе Генеральной прокуратуры было отменено 26 тысяч проверок. Отмена тех или иных контрольно-надзорных функций повлечет определенные правовые и другие последствия. К примеру, работники СЭС до конца первого полугодия не могли приступить к своим плановым проверкам, поскольку их нормативные акты еще не были приняты до конца. Они работали лишь на основании заявлений, в результате участилось поступление людей в больницы с отравлением. Мы проводили анализ, и выяснили, что динамика роста в разы увеличилась по сравнению с прошлым годом. Если у вас есть конкретные предложения по изменению того или иного нормативно-правового акта, то прокуратура будет только поддерживать это.

 

Михаил ГЛУХОВ, президент Ассоциации предприятий мебельной и деревоперерабатывающей промышленности г. Алматы:

Есть три пути. Первый – отменить вообще весь контроль, но на это общество не может пойти. Второй – узаконить взятки, чтобы мы давали эти деньги, и они облагались налогом, на это мы тоже пойти не можем. Третий путь – конкретные изменения в конкретные тысячи нормативных актов, но к этому мы будем идти 30, 50 лет, совершенствуя эту систему.

Но четвертый путь, который мы обозначили, – сделайте один контрольный орган для контакта с бизнесом. И все органы туда будут входить, а руководить им будут «Союз «Атамекен» и от государства – ФРП «Даму».

 

Канат НУРОВ, президент Научно-образовательного фонда «Аспандау»:

Бизнес – это ведь тоже гражданское общество в неформальной, неофициальной жизни. Основная проблема у нас в том, что права частные не равны правам государственным. Т.е. в нашем менталитете государственные интересы выше, чем частные. В этом плане, будем мы прописывать обязанности государства или нет, ничего не изменится. У государства по определению есть права и обязанности. И понятно, что частные интересы должны вступать в противоречие с государственными. Мне кажется, правильно, что все вопросы должны решаться в судах.

Государство – это уникальная организация, тотальная по определению. Естественно, если существуют какие-то сферы общественного взаимодействия, то должны быть функции контроля государства. Убирать эти функции бессмысленно, как и создавать еще один орган. Сама проблема – не в функциях контроля и надзора, а в самой концепции общественного взаимодействия. Даже если ты будешь давать взятки в судах, в любом случае ты проиграешь госоргану. Поэтому проблема в том, что у нас с одной стороны чисто юридически правосудие не является независимым от правоохранения и правоприменения, чем у нас и являются контроль и надзор, а второй момент – это ментальная проблема. Все наше регулирование ориентировано не на рынок, не на свободу личности или субъект предпринимательства, а на излишнюю регламентацию.

 

Василий РЕЗВАН, президент ОО «Союз защиты предпринимателей и собственников»:

Если мы будем играть по правилам, которые сами госорганы устанавливают, то мы у них выиграем, но ведь они не соблюдают даже те правила, которые сами пишут.

 

Жулдыз АЛМАТБАЕВА, эксперт Института политических решений:

Поскольку была затронута тема неравных прав частных лиц и государства, хотелось бы напомнить, что здесь, в Клубе ИПР, было заседание по административной юстиции, принципы которой позволяют как раз таки уравновесить госорган и физическое или юридическое лицо. Административная юстиция предполагает ответственность не только гражданина перед государством, но и государства перед гражданином. Полагаю, отечественный бизнес может быть заинтересован в развитии административной юстиции и способствовать этому.

 

Чингис АХМЕТОВ, главный эксперт Департамента политики развития предпринимательства МЭРТ РК:

Я отметил для себя предложения по созданию некоего единого контролирующего органа, а также по вопросам судебного контроля. В рамках работы, которую мы сейчас проводим, есть направления по разрешительной системе, контролю, надзору и саморегулированию. Как раз по третьему направлению наши рабочие моменты совпадают с вашими предложениями. Но надо очень осторожно подходить. У меня вопрос: есть ли здесь те, кто опасается создания такого органа? Т.е. на базе «Атамекена» предлагается создать адвокатирующий партнерский орган. Здесь мне немного не понятен вопрос обязательного членства. Оно должно быть обязательным либо по желанию?

 

Василий РЕЗВАН, президент ОО «Союз защиты предпринимателей и собственников»:

Это тот же самый вопрос, что и обязательно ли водителю права брать? Если вы хотите купить машину – это ваше право, но когда вы выезжаете на дорогу, вы обязаны сдать экзамены, получить удостоверение и т.д. Предприниматель должен знать правила и элемент обязательности должен быть.

 

Петр СВОИК, член президиума ОСДП:

Речь идет о равноправном взаимодействии в соблюдении установленных государством тех или иных нормативов. Это равноправие реализуется тем, что уполномоченный госорган проводит проверку, проверка проходит с участием ассоциации предпринимателей, в данном случае пусть будет «Атамекен». Ответчиком, я это подчеркиваю, тоже является «Атамекен» – с правом дальше регрессно обратиться к провинившемуся предпринимателю. И я вас уверяю, что половина, а скорее всего 99% всех проверочных функций возьмет на себя «Атамекен». Он сам будет заинтересован, чтобы предприниматель вписывался в нормативы.

 

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Т.е. здесь не имеется в виду, чтобы всех насильно загнать в ассоциации, вопрос тут в позитивной мотивации. В том, что предприниматель не остается один на один против контролирующего органа. Естественно, какую-то свободу выбора необходимо оставлять, и «Атамекену» либо другим ассоциациям необходимо создать такие условия, чтобы предприниматель сам захотел туда вступить.

 

Михаил ГЛУХОВ, президент Ассоциации предприятий мебельной и деревоперерабатывающей промышленности г. Алматы:

Я хотел сказать по поводу судов: предприниматели пойдут судиться только в крайнем случае. Приведу пример: 3-4 года назад все предприниматели решили противостоять пожарным, а именно не давать взяток. Тогда они начали массово выписывать иски по судам, мы дошли до судов и заплатили в три раза больше.

 

Айман ТУРУМКУЛОВА, директор детского центра «Чингиз»:

Мне бы хотелось, чтобы пересмотрели сами нормативы, они устарели. Рассмотрим те же самые старые нормы питания: сроки хранения молочной продукции – двое суток. Это означает, что мы должны осуществлять доставку каждый день. Хотя на тех же самых упаковках о сроках хранения написано – шесть суток. Почему мы должны подчиняться устаревшим нормам?

Встает вопрос пересмотра этих нормативов. Но кто их будет пересматривать – тоже вопрос. Нужно создавать команду специалистов.

 

Чингис АХМЕТОВ, главный эксперт Департамента политики развития предпринимательства МЭРТ РК:

МЭРТ предлагает механизм по публичности, чтобы любой разрабатываемый проект и расчеты по нему размещались на сайте. Тогда сами предприниматели смогут видеть, что планируется, оставлять свои комментарии. Это будет эффективным механизмом работы.

 

Ерлан СМАЙЛОВ, модератор:

Предлагаю подвести итоги заседания, которое было местами эмоциональным – можно понять предпринимателей, которые сталкиваясь ежедневно с каким-то административным прессингом, работают и при этом создают рабочие места. Предприниматели проецируют свое отношение к системе на отдельно взятых ее представителей. Я хочу обратиться к гражданскому обществу, НПО, предпринимателям: те госорганы, которые сюда приходят, – наши союзники. Поэтому надо давать меньше эмоций и больше конструктива. В феврале мы рассматривали критерии оценки эффективности КНО. По итогам были составлены аналитические рекомендации, которые хорошо были приняты и в Мажилисе, и в госорганах, правительстве и т.д. Теперь мы продолжили эту работу, рассмотрев конкретные и концептуальные моменты. Поэтому участие прокуратуры – хороший пример взаимодействия.

Относительно роли прокуратуры: 26 тысяч проверок было отменено. 26 тысяч незаконных действий было отменено прокуратурой. В этом тоже есть позитив. Представьте, какое давление испытали бы 26 тысяч субъектов бизнеса. Давление психологическое, финансовое и прочее.

Понятно, что система избыточная, ее необходимо модернизировать, реформировать. Это основополагающий тезис. Контроль сам по себе не эффективен, потому что он не достигает целей государственной политики, в том числе и в поднадзорных сферах.

Нет статистики, поэтому контрольно-надзорную сферу практически невозможно измерить и проанализировать. Чингис Ахметов как представитель Департамента политики развития предпринимательства говорит о том что, госорганы сами не имеют информации по своим субъектам. У нас нет данных для анализа, поэтому необходима нормальная система для сбора и учета статистики, чтобы стали видны какие-то тренды, «горячие точки». Для той же системы управления рисками нужна объективная статистика, чтобы математически ее обрабатывать и понимать, какие виды бизнеса к каким категориям отнести и т.д. Поэтому есть вопросы к сбору информации, ее обработке и анализу.

Система градации малого и среднего бизнеса – это то, о чем МСБ просит давно. Ее необходимо рассматривать вместе с Налоговым кодексом. То же самое касается системы ранжирования штрафов пропорционально значению нарушения. Сейчас Налоговый комитет на это переходит. Если финансовый ущерб не нанесен, то просто выносится предупреждение.

По автоматизированной системе управления рисками – здесь надо стандартизировать проверочные листы. Были примеры, когда предприниматели говорили о 180 вопросах в контрольном листе. То есть, получается, МЭРТ пытается реализовать политику либерализации для предпринимательства, а на месте отдельно взятый контрольный орган берет 180 вопросов и закидывает в проверочный лист. Поэтому и стоит вопрос об автоматизации и стандартизации системы. Мы же госуслуги сейчас стандартизируем, надо стандартизировать и проверочный лист.

Говорилось о размытости сфер контроля и надзора. Нет привязки к госорганам. Также говорилось о роли прокуратуры. Контрольно-надзорные органы боятся прокуратуры. Почему? Потому что когда у них есть возможность применить жесткое или слабое воздействие, они выбирают жесткое. Потому что есть проверка прокуратуры, которая в слабом воздействии может усмотреть коррупциогенный момент. По этой же причине КНО налагают крупный штраф, хотя ситуация позволяет обойтись меньшим штрафом. Поэтому положения в системе должны быть не трактуемыми. Все должно быть прописано. Тогда будет понятно.

Что ключевое в законе? Надо привязать ответственность КНО к безопасности и состоянию регулируемой сферы, отрасли. Здесь говорили, что этот паритет не соблюдается. В законе очень много написано об ответственности предпринимательства, и мало – об ответственности КНО. Естественно, надо ввести ответственность за необъективный контроль, за превышение полномочий и прочие вещи. Я смотрел опыт России: Российский союз промышленников и предпринимателей активно двигает такого плана законодательство – закрепление ответственности госорганов за неправомерные действия.

Открытым остается вопрос омбудсмена при президенте РК по вопросам развития предпринимательства. Также говорили о налоговой нагрузке, гибкости по коэффициентам – это моменты, связанные с вопросами реформы Налогового кодекса, градации МСБ.

Было озвучено предложение создать единый центр, которое многие восприняли как еще один контролирующий орган. На самом деле говорилось о центре по примеру ЦОНа. Михаил Глухов вел речь как раз о некоем таком ЦОНе, который бы осуществлял проверку совместно с отраслевой ассоциацией. Ведь у «Атамекена» или небольшой районной ассоциации перед КНО больше веса, чем у частника, ИП. И как раз таки централизованно удобнее информацию собирать, а потом анализировать ее и выявлять тренды. Предлагалось задействовать от государства ФРП «Даму». У Фонда действительно много ресурсов, но он больше сконцентрировался на сервисе и финансовой поддержке – и все. От вопросов развития предпринимательства, от вопросов законодательства и регулирования они отстранились – это показывает практика.

Был поднят вопрос о саморегулируемых гильдиях, организациях. Это актуально, но здесь, наверное, продвижение идеи должно строиться именно на реальных примерах, позитивных кейсах, как эти организации могут защитить предпринимателя. Вот это будет позитивная мотивация. Может быть, эти кейсы надо будет тиражировать в бизнес-изданиях, по телевидению и реально создать инфраструктуру поддержки. Был бы выигрышный вариант, если бы ФРП «Даму» подключился с финансовыми ресурсами. Получились бы более конкретные вещи.

По принципам важный момент обозначил Канат Нуров. Если сразу закладывать правильный принцип в осуществление закона, то, соответственно, и его наполнение будет правильным. Если принцип останется прежним, не отвечающим новым подходам, то тогда это просто будет апгрейд, но не будет принципиального качественного изменения. Поэтому нужен приоритет пунктов законодательства, которые направлены на свободу и развитие предпринимательства, чтобы достичь наибольшего эффекта в его развитии.

 

Список участников Круглого стола Интернет Ассоциации Казахстана в помещении Клуба Института политических решений «Проблемы реализации Закона РК «О государственном контроле и надзоре в Республике Казахстан» и пути их решения»

 

1Абдижаппаров ТалгатЗаместитель председателя ДПК «Ак жол»
2Алибаев АйдарАссоциация пенсионных фондов
3Алина ЗаринаОЮЛ «Ассоциация добросовестных импортеров алкогольной продукции РК «АлкоИмпорт»
4Ахметов АлматАО «Caspian Beverage Holding»
5Ахметов ЧингисГлавный эксперт Департамента политики развития предпринимательства МЭРТ РК
6Глухов МихаилПрезидент Ассоциации предприятий мебельной и деревоперерабатывающей промышленности г. Алматы
7Данияров ГеннадийЗаместитель начальника Управления Агентства РК по делам государственной службы по г. Алматы
8Ергалиев ТалгатНезависимый эксперт
9Жакупов АсхатЗаместитель прокурора Медеуского района
10Женбровская ВераДетский центр «Апельсин»
11Жолумбетов БектасNeff Consulting
12Жунусов КанайЗаместитель Председателя РОО «Союз фермеров Казахстана» по Алматинской обл.
13Идрисова СветланаДиректор НЭПК «Союз «Атамекен» г. Алматы
14Каирленов МаратДиректор ТОО «Ulagat business group»
15Касымов МагзамТерриториальное Управление Агентства РК по делам государственной службы по г. Алматы
16Кенесов НурланПервый заместитель председателя Инновационного комитета НДП «Нур Отан»
17Мамбетов КанатДепартамент по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по г.Алматы
18Махметова ЛейлаСтарший юрист фирмы «GRATA»
19Муканов РинатУправление экономики и бюджетного планирования акимата г. Алматы
20Канапияев ЕрланДиректор рынка «Арал»
21Мотькина ЕленаПредседатель алматинского независимого профсоюза по защите малого и среднего бизнеса (рынки «Болашак» и «Кулагер»)
22Назханов ТимурИсполнительный директор Независимой ассоциации предпринимателей
23Нуров КанатПрезидент Научно-образовательного фонда «Аспандау»
24Нурпеисов АсетИсполнительный директор Интернет Ассоциации Казахстана
25Пердебаева РаушанСтарший эксперт Центра развития предпринимательства АО «Институт экономических исследований»
26Петухов ЕвгенийДиректор ТОО «Инновация»
27Рабатова АсельЮрист корпоративного отдела ТОО «Корпорация Казахмыс»
28Резван ВасилийПрезидент ОО «Союз защиты предпринимателей и собственников»
29Сабиров ШавкатПрезидент Интернет Ассоциации Казахстана
30Сагит НуртасДепартамент по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по г.Алматы
31Своик ПетрЧлен президиума ОСДП
32Сирадзе ВикторияДиректор детского центра «Апельсин»
33Худайбергенов ОлжасДиректор Центра макроэкономических исследований

Во время проведения круглого велась онлайн трансляция:

http://www.ustream.tv/channel/nurpeisov

Твиттер трансляцию обеспечивали:

https://twitter.com/Ashina

https://twitter.com/ssabirov

https://twitter.com/St_Almas